Семейные истории о войне
интернет-дневник

Основное меню (мобильная версия)

«Живая память моей семьи»

От Гомельской областной универсальной библиотеки им. В.И.Ленина получена следующая очередь материалов для включения в разделы сайта - 4 очерка из книги «Живая память моей семьи». Театрализованная презентация издания состоялась в актовом зале Гомельского областного лицея 14 мая. Литературно-художественный проект Гомельской областной универсальной библиотеки (единственный в Беларуси библиотечный театр) показал инсценировку на основе очерков изданной к 70-летию Великой Победы книги «Живая память моей семьи». Она написана на основе документальных материалов. Собранные и обработанные библиотекарями Гомельщины, они обрели форму эмоционального повествования, наполненного сопереживанием и состраданием.

Баранова Надежда Васильевна

Из воспоминаний Барановой Надежды Васильевны, 1935 года рождения, жительницы  посёлка Затишье Ветковского района Гомельской области:

Великая Отечественная война была самой разрушительной, в ней погибли миллионы людей. В истории раньше не было столько героев и столько подвигов, как на этой войне. Люди сражались на фронте, боролись в партизанских отрядах. Наравне со взрослыми героями становились и дети.

Об одном из таких мстителей и рассказала жительница посёлка Затишье Баранова Надежда Васильевна, о подвиге шестнадцатилетнего парня Лизунова Петра из деревни Колбовка Ветковского района.

Давыдович Александра Никифоровна

Воспоминания Давыдович Александры Никифоровны:

Кавалерчика Семёна Матвеевича я знаю со дня его рождения (1928 г.). Мои родители и его родители проживали в деревне Ковчицы-2, были между собой очень дружны. Мои братья Иван и Петро учились вместе в школе с его старшими братьями Самуилом и  Капулом в одних классах.

Перед самым началом войны (22 июня 1941 года) Сёма (так звали его в детстве) находился в пионерском лагере в местечке Шатилки. Вернулся он домой в д. Ковчицы-2, когда наша местность была оккупирована германскими войсками. Родители его, отец и мать, до прихода немцев ушли с отступающими частями Красной Армии.

Жогло Владимир Николаевич

Из воспоминаний о военном детстве  Жогло Владимира Николаевича, проживающего в г. Мозыре Гомельской области (Республика Беларусь):

"По туристической путевке в далеком 1987 году Жогло В.Н. удалось побывать в ЧССР и ГДР, именно в тех местах, где ребенком провел два долгих года с 1943 по 1945 годы. На ту пору ему было без малого шесть лет. Кто в эти годы может многое запомнить? Но события, о которых дальше пойдет разговор, остались в его памяти на всю жизнь. Три цифры надо запомнить, чтобы понять размах гитлеровского «конвейера». Только на территории Германии насчитывалось 1100 концлагерей, через концлагеря прошли 18 млн. человек, погибли 12 млн."

Зайцева Нина Степановна

Из воспоминаний Зайцевой Нины Степановны, 1937 года рождения, уроженки д. Шерстин Ветковского района Гомельской области:

Мой отец, Зайцев Степан Илларионович 1905 года рождения, уроженец д. Шерстин был участником войны. Я была ребёнком и мне хочется узнать о судьбе моего отца, так как он умер в феврале 1952 года. В 1952 году взорвался от взрыва снаряда мой родной брат 1939 года рождения, Зайцев Станислав Степанович. Мать моя, Зайцева Анастасия Иосифовна, умерла не знаю точно или перед самой войной или в начале войны. Детской памятью я помню, что отец мой первые месяцы войны был дома, но когда была занята деревня Шерстин немцами, за ним стало большое гонение со стороны немцев. Отец скрывался, где только мог. Скрываться помогали местные жители. Скрывался в курятниках, на сеновалах, на болоте. Я хорошо помню, что отец перевозил через реку Сож, попавших в окружение и отступающих советских солдат. Иногда для прикрытия брал меня с собой. Хорошо помню волнения отступающих наших солдат. Помню, как однажды остановился около нашей хаты «чёрный ворон» (машина).

Каралёва Таццяна Антонаўна (прозвішча па мужу Канавалава)

Из воспоминаний Королевой Татьяны Антоновны, узницы: 

"Мне было 20 гадоў. У сярэдзіне жніўня 1943 года немцы пагналі нас у Рэчыцу на станцыю. Наша сям'я была вялікая: бацька, маці, шасцёра дзяцей. На нямецка-польскай граніцы «Граева» мы прайшлі камісію. Бацькоў і 4-х дзяцей аставілі, а мяне і сястру павезлі далей. Затым прывезлі ў Германію, у г. Галле. Мы тут жылі на нарах, у бараках тыдзень."

Лашина Мария Ивановна

Родилась в 1923 году в Белорусской ССР, в городе Хотинске Могилевской области. После окончания 10 классов в 1940 году приехала в Москву и поступила в педагогический институт имени Ленина. К началу Великой Отечественной войны она окончила 1 курс. С 1 июля 1941 года Мария Ивановна принимала участие в оборонительных работах, в сентябре вступила в военизированную охрану, которая создавалась из комсомольцев. В апреле 1942 года ушла на фронт. Ее зачислили в зенитную батарею, обучили работе на приборах управления артиллерийско-зенитным огнем. В ее задачу входило обнаружение цели и передача координат на пульт управления. После одного года службы ей присвоили звание сержанта и доверили командовать отделением. За отличную службу и хорошие показатели по охране московского неба в 1943 году ей был выдан значок «Отличный артиллерист». Награждена медалями «За оборону Москвы» и «За боевые заслуги».

Маковский Борис Григорьевич

Из рассказа Маковского Бориса Григорьевича:

"Всё что я расскажу было услышано мной от моих соседей и моей матери Маковской Тины Васильевны.

Происходили события в годы войны. Наша семья жила на Карпиловке (район в г. Жлобине). Мне было чуть больше года. Я рос в семье с двумя братьями и двумя сёстрами. Отец был милиционером, мать – домохозяйкой. В начале войны отец находился на военном положении. Во время оккупации он вывозил документы и погиб под Буда-Кошелевом..." 

Пархоменко Геннадий Герасимович

Из воспоминаний малолетнего узника концлагеря «Озаричи», краеведа, писателя, жителя г. Жлобина Пархоменко Геннадия Герасимовича:

«На начало войны мне было восемь лет. Объявили, что началась война и уже буквально через два-три дня в городе началась бомбёжка, так как Жлобин являлся центром железнодорожного узла. Вся приднепровская часть города пылала в пожарах: были сожжены школа № 5, детский сад. Началась эвакуация, население бежало из города кто куда. Самую настоящую войну я увидел в д. Луговая Вирня, во время, когда наши солдаты отступали. Шла толпа солдат в белых гимнастёрках, пропитанных солью и потом, грязные, оборванные. За ними сразу же шли немцы, ехали на мотоциклах и строчили из пулемётов – таким мгновенно быстрым было наступление».

Ринейский Иосиф Николаевич

Записано со слов Иосифа Николаевича Ринейского:

"Начало Великой Отечественной войны для меня было большой трагедией. Вот что я помню о начале войны. Летели два самолёта-истребителя. Немецкий истребитель вёл стрельбу по нашему самолёту. Вдруг самолёт начал снижаться и опустился на землю: появился дым, затем – вспыхнул огонь, из дыма выскочил лётчик и начал стрелять по кружившемуся над головой советскому самолёту. Самолёт упал в лесу, недалеко от нашей деревни."

Шапорова Вера Дорофеевна

Из воспоминаний Шапоровой Веры Дорофеевны, 1933 года рождения, жительницы д. Присно Ветковского района Гомельской области, уроженки д. Щербовки Речицкого района:

День, когда немцы ворвались в деревню Щербовка, она запомнила на всю жизнь. Это было в августе 1941 года. Немцы шли с запада на город Гомель. В деревню они ворвались на повозках. В считанные часы деревня была полностью оккупирована немцами. Вокруг деревни были вырыты окопы, рассредоточены орудия.