Семейные истории о войне
интернет-дневник

Основное меню (мобильная версия)

Фотоснимок на стене –
В доме память о войне.
Димкин дед
На этом фото:
С автоматом возле дота,
Перевязана рука,

Улыбается слегка…
Здесь всего на десять лет
Старше Димки
Димкин дед.

(С. Пивоваров)

В каждой семье, в каждом доме есть фотографии, хранящие память о войне. Помимо обязательных к хранению «героически-фронтовых», это могут быть фотографии беженцев, узников, тыловиков и прочие «бытовые». Мы будем помещать их в разделе «Лица войны». У каждой фотографии будет своя история или хотя бы маленький комментарий: кто и что отражено на ней.

Фотоархив предоставлен Петром Григорьевичем Ольховым, офицером 91 стрелковой Краснознаменной Мелитопольской дивизии.

оборот поздравительной открыткиТранскрипция текста на обороте поздравительной открытки от 30 декабря 1943 года:

30.12.43

Здравствуйте, тетя Марина, Петя, Варек и Тася! Всем Вам пламенный боевой привет. Поздравляю вас с новым годом, с новым счастьем и новыми победами на фронтах. Сообщаю вам, что я пока здоров чего и вам желаю. У меня новостей пока нет. Я всегда сыт и отлично одет. Зимы у нас нет, снег выпал 15 декабря и сейчас же растаял. А сейчас исключительно теплая погода стоит. Пишите обо всем где ваш папаша, кланяйтесь ему от меня, также пишите за всех остальных.

Остаюсь Ваш племянник и брат Петя

 

История одной фотокарточки

"…Тяжело передать те ощущения, что чувствуешь при встрече однополчан, с какими довелось пережить нелегкие годы войны Великой Отечественной войны. Жалко, что было мало времени поговорить о тех незабываемых днях. Кажется невероятным, что ты, дорогой друг, сберег у себя мою фотокарточку и наконец дождался того дня, чтобы вернуть ее через 35 лет".

Это строчки из письма, которое получил недавно наш земляк Дмитрий Иванович Белоцерковец из Пскова от своего фронтового друга Петра Григорьевича Ольхова. Больше 35 лет они не виделись, не знали ничего один о другом. Но Дмитрий Иванович не утратил надежды найти  боевого товарища. Он свято берег его небольшую фотокарточку, которую тот вручил на память накануне одного из боев под Сталинградом.

До подробностей помнит Д. И. Белоцерковец тот эпизод. Их 91-я стрелковая дивизия заняла оборону поблизости села Садового Сарпинского района Калмыцкой АССР. Ситуация была достаточно напряженная. Гитлеровцы остервенело атаковали, пытаясь во что бы то ни стало сломить сопротивление советских частей. Вот тогда, ночью, Петр Ольхов и подарил фотокарточку своему товарищу с Днепропетровщины.

- Идем в наступление, - сказал при этом. – Сохрани на добрую память. Останусь в живых – встретимся после победы, будет о чем вспомнить.

После этого был еще не один бой. Дмитрий Иванович Белоцерковец прошел фронтовыми дорогами от Сталинграда до Праги. Но так получилось, что дороги с П.Г.Ольховым разошлись. А встретились с ним только в прошлом, 1978-м, году, и то случайно. Белоцерковца, как и других ветеранов войны, освободителя города Мелитополя, пригласили на торжество в честь 35-летия освобождения города от немецко-фашистских захватчиков. Там он показал своим  товарищам фотокарточку.

- Так это ж наш Петро, - выкрикнул Петр Евстафьевич Демченко из Крыма, с которым они вместе воевали.

А Петр Григорьевич Ольхов как раз собирался уезжать, когда ему вручили фотокарточку. На глазах ветерана появились слезы. "Посмотри, каким я был солдатом, - обратился он к жене, а потом сказал Д.И. Белоцерковцу: "Спасибо, друг, спасибо…"- и крепко обнял его…

Дружба – великая сила, ее не преодолеть. Плечом к плечу защищали Родину русские и украинцы, белорусы и грузины, казахи и киргизы – люди всех национальностей нашей страны. Благодаря крепкой дружбе народов-братьев мы выстояли и победили в Великой Отечественной войне, уверенно строим новое общество.

…Тесные связи поддерживает Дмитрий Иванович Белоцерковец с однополчанами, постоянно переписывается с ними. Вот и на Новый год он получил больше ста писем и поздравлений. В том числе от И.Булгакова с Волгограда, сибиряков И.Ромашина, К.Юдина, Ф.Гарбера с Красноярска, Д.Учадзе из Сочи.

                                                                                                                      Ю. Скрипкевич.

 

Воспоминания о великой Отечественной войне 1941-1945 годов Ольхова Петра Григорьевича

Ольхов П.Г.Наша 91 стрелковая дивизия, в состав которой входили три стрелковых полка 503, 561 и 613, один 321 полк артиллерийский и спецподразделения - батальон связи, саперный, медикосанитарный, истребительный противотанковый дивизион, разведывательная и автомобильная роты и др. принимала активное участие в боях на Северо-Кавказском, Южном, Сталинградском, 4-м Украинском и 1-м Прибалтийском фронтах.

Наши солдаты, сержанты, офицеры и генералы прошли славный боевой путь от Волги и Дона, до берегов Балтийского моря, расстояние около 7000 км, в том числе с боями - 3000 км. Освободили от гитлеровского порабощения 1114 населенных пункта и с другими частями 51 армии - 25 городов и 34 райцентра.

На ее счету: Уничтожено и захвачено танков -345, самолетов - 18, орудий - 604, минометов-374, автомашин более 3000, взято в плен - 14960 немецких солдат и офицеров.

В 91 стрелковую дивизию я был призван из г. Кировобада Азербайджанской ССР солдатом в момент ее формирования в г. Махачкала 26 декабря 1941 года. За неимением положенного обмундирования нас всех солдат вначале одели в черные матросские шинели, на ноги ботинки с обмотками.

Я был зачислен в 561 с.п. стрелком. Ежедневно с утра до вечера мы упорно занимались боевой и политической подготовкой. Особое внимание уделялось изучению материальной части личного оружия и совершенствованием его владения. Обучались мы до изнеможения. Перед отправкой нашей дивизии из Махачкалы на фронт под Ростов она была укомплектована отборными воинами до 12 тысяч человек. 25 процентов офицерского состава дивизии уже побывавших в боях на разных фронтах и через госпиталя по выздоровлении снова вернули в строй.

До призыва в армию я работал на железной дороге в дистанции связи главным бухгалтером. Как знающего учет меня перевели на службу в штаб дивизии - отдел вещевого снабжения.

Под Ростовым наше подразделение разместилось в с. Койсуч. Днем работали в штабе, а ночью сидели в окопах, так в тот момент была очень сложная обстановка на подступах к Ростову. Противник ожесточенно бомбил город днем и ночью. Над городом в ночное время висели длительное время огненные люстры. На город противник сбрасывал кроме бомб сельхозинвентарь - плуги. Бороны, сеялки, пустые 200 литровые бочки с дырками. Они создавали жуткий вой, тем самым наводили среди населения жуткую панику. Под Ростовым нам пришлось воевать недолго. Обстановка на фронтах усложнялась и по приказу главного командования нас поспешно погрузили в вагоны и перевезли в район г. Зимовники и ст. Гашун Ростовской области.

В тяжелых боях с превосходящими силами противника на Дону в районе станции Цемлянской, наша дивизия понесла большие потери и с боями вынуждена была отступать на восток в направлении Сталинграда. Это были тяжелые дни и ночи наших воинов дивизии и других соединений Армии и фронта. Отступать пришлось по пустынной, безводной местности, мучаясь от голода и жажды в знойную жару. Такая остановка продолжалась более месяца, затем удалось остановиться, занять оборону и действовать в тылу врага партизанскими методами. В ночное время наши подразделения пробирались в немецкие тылы, громили их и многих брали в плен.

В октябре 1942 года в штабе дивизии была введена должность - помощник начальника организационно-планового отдела дивизии. Меня назначили исполнять эти обязанности. Они заключались в следующем - необходимо было ежедневно от всех частей, особенно от полков, получать сведения обеспеченности их боеприпасами, продовольствием, горюче-смазочными материалами, а также сведения о количестве раненых и убитых.

Все полученные данные я объединял в общую сводку в 3-х экземплярах и верховым нарочным отправлял в штабы корпуса и Армии. Там руководствуясь этой сводкой централизованно пополняли наши запасы до полной потребности, но не всегда боевая обстановка позволяла это делать. Бывали случаи, когда автотранспорт не доходил до места назначения. За ним постоянно тщательно охотилась авиация противника и делала свое гнусное дело, бомбила и пристреливала из пулеметов наши автотранспортные колонны. Иногда при наступлении свои запасы продовольствия и горюче-смазочные приходилось пополнять за счет трофеев, захваченных у противника.

В момент окружения немецкой группировки под Сталинградом наша дивизия держала оборону несколько южнее Сталинграда и оттуда пошли наступать на противника по Калмыкским в ту пору степям в направлении Элисты, затем повернули на Ростов. В ту пору зима была ужасно суровой. Местность, по которой нам приходилось идти, была редко населенной. Убогие дома населенных пунктов были переполнены ранеными солдатами и офицерами. Мы спасались только в сараях, яслях, где находился скот - овцы, свиньи и куры, или забивались в сени домов, сколько можно поместиться стоя и так стоя спали. Положение было очень сложное. Надо отдать должное в то время работникам тыла за то, что, идя в наступление на Сталинград, всех солдат и офицеров одели в новую теплую одежду. Солдат - в ватные телогрейки под шинели, а офицеров в меховые полушубки, на ноги - всем валенки. После освобождения городов Ростова, Батайска, Новочерскасска, Оксая и других, наша дивизия во втором эшелоне перебазировалась пешим ходом до Ворошиловграда, где пополнилась личным составом, боеприпасами, боевой техникой, продовольствием и ГСМ. Затем, после некоторой передышки, пошли в наступление по освобождению городов и сел Донбасса.

По Донбассу наши части продвигались успешно и быстро, не давали им возможности остановиться почти до самого Днепра. В то время враг был так озлоблен и на своем пути повсеместно сжигал города и села, особенно пострадали бывшие немецкие колонии (так их у нас раньше называли), и уничтожали прямо на полях скотину и свиней штыком в живот или расстреливали из личного оружия. Поля были устланы трупами животных даже ещё тепленькими, не успевшими остыть.

Не успели немного дойти наши части до Запорожья, как поступил приказ двигаться на юг к Мелитополю. Этот город считается воротами Крыма. Немецким солдатам и офицерам платили двойные оклады жалованья с тем, чтобы они стояли за этот город насмерть. Но их планы не сбылись.

Мелитополь мы освободили, хотя пришлось это делать дважды. С обеих сторон были большие потери личного состава. За освобождение его нашему соединению было присвоено наименование «Мелитопольских», а пятерым солдатам и офицерам присвоено звание Герое Советского Союза.

Когда мы продвигались своими частями на Юг к Крыму, одновременно по берегу Азовского моря от Таганрога продвигался кавалерийский корпус под командование генерала Кириченко, который по замыслу высшего командования одновременно с нашей дивизией должен войти на территорию Крыма.

Кавалеристы опередили нашу пехоту на целые сутки и приняли решение самостоятельно прорваться в Крым без поддержки пехоты. Немцы дали им такую возможность, они миновали Турецкий вал, вошли в Крым, а после немцы снова заняли свои позиции на Перекопе и отрезали кавалеристов от наших войск, из которых часть солдат и офицеров пленили, а многих уничтожили в боях. Наша часть с хода не могла прорвать оборону немцев на Перекопе и вынуждена была стоять в обороне там 3 месяца. После чего нас, перегруппировав, перевели на Сиваш. Пребывание почти полгода нашей Армии в одном регионе истощило все местные запасы топлива. За дровами колонны наших автомашин вынуждены были посылать далеко в тыл. Готовить горячую пищу, и выпекать хлеб было нечем. У местного населения с их разрешения разбирались сараи и пустые дома, население помогало нам собирать в поле курей для того, чтобы можно было приготовить солдатам горячего.

Доходило до того, что одна часть за другой воровали в ночное время повозки, сани, рубили их на дрова для приготовления горячей пищи личному составу. Это было трагическое время. Мы все были ужасно зависимы. Так как стирать белье, дезинфицировать его и мыться было невозможно за наименованием топлива. 8-го апреля 1944 года на Сивашах наши войска прорвали оборону противника и успешно прорвали оборону противника и успешно с боями продвигались по территории Крыма до Севастополя, освободив его полностью от немецких захватчиков 9 мая 1944 года.

В июне 1944 года из Крыма наши войска по железной дороге передислоцировались в Белоруссию на ст. Дретунь Витебской области. Там опять дали нам немного передохнуть, пополнили всем необходимым, и пошли освобождать города и села Литвы и Латвии уже в составе 1-го Прибалтийского фронта. В начале под командованием Баграмяна, затем Говорова.

31 июля 1944 года войсками нашей армии, в том числе частями нашей дивизии, был освобожден от немецких захватчиков город Елгава Латвийской ССР. 10 октября 1944 года наши войска вошли в город Паланга у берега Балтийского моря. Немецкая группа войск «Север» была зажата плотным кольцом наших войск на территории Латвийской ССР.

20 июня 1988 года